Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

05.12.2013

«Мы экспортируем не только нефть, но и лучшие образцы русской культуры»

– На протяжении последних лет Россия достаточно активно представляет свою литературу на международном рынке, в частности на крупнейших международных форумах. И в этом году во Франкфурте – прекрасный стенд под броским и уже узнаваемым брендом Read Ru­ssia, насыщенная программа. Владимир Викторович, на что сделан акцент в программе российского стенда?

Владимир Григорьев
Владимир Викторович Григорьев,
заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

– Ключевым моментом презентации русской литературы и русского книгоиздания в этом году стала программа Института перевода для немецких издателей. Его задача – помочь переводчикам и издателям во всем мире познакомиться с лучшими произведениями современной русской литературы и, если есть пробел в переводах русской классики, этот пробел восполнить. С 2011 года Институтом перевода вручается премия «Читай Россию» (Read Russia) за лучший перевод литературного произведения с русского языка на иностранный. В этом году премия распространится и на переводы на немецкий язык.

– Российский стенд задумывался как единая площадка для издателей, своего рода «парадный фасад» отрасли. В то же время некоторые издатели предпочли зарезервировать собственные стенды. Как Вы это прокомментируете?

– Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, конечно, заинтересовано в том, чтобы как можно больше издателей привозило свою продукцию на международные выставки. Именно для этого организуется объ­единенный стенд, а издателям-участникам предлагаются льготные условия. Так сообща мы формируем представление о российском литературном ландшафте.

Но кому‑то хочется продемонстрировать, что они в оппозиции режиму. Кто‑то считает, что перед зарубежными друзьями и партнерами гораздо презентабельнее позиционировать себя не как часть целого окологосударственного истеблишмен­та. Либеральная Европа приветствует любую оппозицию российской власти, и некоторые издательства спешат этим воспользоваться. Так, кстати, было и 10 лет назад, в 2003 году, когда Россия была Почетным гостем Франкфуртской книжной ярмарки.

Самое главное заключается в том, что у каждого есть свой выбор. В этом и отличие новой России от того, что было раньше. Вы можете смотреть программу «Время», а можете – канал Discovery. Вы можете быть на национальном стенде или самостоятельно взять себе «клетушку». Допустим, издательство «Текст» традиционно получает бесплатно полтора квадратных метра на Франкфуртской ярмарке как первое российское частное издательство. Может быть, они и не очень ярко представлены, но зато самостоятельны. Мотивация у каждого разная, но я думаю, что постепенно российские книгоиздатели научатся гордиться не только своей страной, но и тем, что они являются частью национальной индустрии.

– За прошедшие три года сделано немало: создан Институт перевода, организуется конкурс переводчиков, выдаются гранты, проводятся литературные фестивали. Можно ли уже подвести предварительные итоги продвижения русской литературы на зарубежные рынки?

– Я думаю, что о каких‑то конкретных цифрах мы сможем говорить года через два. Ведь книга не делается за один день. Переводческую школу не возродить даже за год. Самое главное, что мы начали воздействовать на элементы инфраструктуры. Элементами инфраструктуры я называю талантливую университетскую молодежь, которая должна понять, что можно и интересно состояться в профессии переводчика русской литературы. Вот этого импульса Российская Федерация не давала последние лет двадцать.

Сейчас мы активно взаимодействуем с центрами славистики, кафедрами русского языка и русской литературы в зарубежных университетах. Пытаемся донести, что русская литература – это фантастического качества и объема культурный пласт. И второе – мы мотивируем в какой‑то степени и литературных агентов, и издателей. Наш посыл: «Следите за литературным процессом в России, внимательно следите, и определенную помощь мы постараемся вам оказать. По меньшей мере, ваши усилия не останутся незамеченными».

– Насколько эффективно, на Ваш взгляд, участие российских авторов не только в крупнейших зарубежных книжных выставках, но и в международных литературных фестивалях, биеннале?

– Ну конечно, это разумно и необходимо, и мы активно используем все форматы, включая биеннале поэтов. В этом заключается наш концептуальный подход: мы экспортируем не только нефть, но и лучшие образцы русской культуры. Именно этот посыл мы стараемся донести до наших зарубежных друзей и партнеров и в издательском мире, и в сообществе переводчиков.

– В рамках Франкфурта проходит ряд про-­фессиональных конференций. К сожалению, со
стороны России ни одного эксперта-от­рас­­­ле­вика среди выступающих в этом году не было. Можно было бы отговориться тем, что в России нет интересных инновационных проектов. Но ведь это не так. Приезжающие к нам специалисты из других стран находят в России множество интересных решений. В чем дело, на Ваш взгляд?

– Я не могу ввести в государственные структуры должность программного директора для нашего издательского сообщества. И АСКИ, и РКС заблаговременно получают профессиональные программы Франкфуртской ярмарки. Мы начинаем рассылать приглашения еще весной, но увы… В какой‑то степени это связано с тем, что наши издатели пока не очень готовы выступать. Сдерживающим фактором является необходимость говорить на иностранном языке. Те, кто могли бы, по каким‑то причинам, пока мне не известным, не очень желают почувствовать себя частью мирового книгоиздания. А те, кто, может быть, и хотели бы, настолько заняты, что им не до выступлений.

Если вы обратили внимание, два-три года назад я то административно пытался ставить в деловую программу Франкфурта «ЛитРес», то уговаривал выступить представителей ведущих российских издателей. Но это не приживается. Еще одна причина, видимо, заключается в том, что мы в какой‑то степени вторичны в развитии рынка электронного книгоиздания, в создании программного продукта. С другой стороны, у нас отсутствует активная коммуникация, например, между АСКИ и Международной ассоциацией книгоиздателей.

И еще один немаловажный момент. Все наши издатели привычно работают на внутренний рынок. Никто не хочет понять, что рынок становится глобальным. Вот наш сосед – Китай. Полтора миллиарда населения, огромный рынок. Но чтобы его осваивать, нужно учить язык, нужно разбираться в их системе координат: как устроено книгоиздание, каким образом приобретаются права, кто это спонсирует, каким образом выходят книги?

Должно ли помогать Федеральное агентство? Для меня это очередной вопрос. Мы пытаемся это делать, но, наверное, недостаточно. С другой стороны, для того, чтобы решать подобные задачи, у нас нет необходимого ресурса: ни человеческого, ни временного. Но у меня есть надежда на то, что РКС возьмет на себя решение хотя бы части этих задач.

– Но, может быть, начинать нужно с подготовки новых кадров?

– Это уже другая проблема. Два года назад я обратился в МГУП и предложил сделать летние курсы для молодых издателей. Есть контакты с профессионалами в США, Франции, Великобритании. Есть программа подготовки издателей в Стэнфорде, программа Йельского университета. Можно их адаптировать под Россию. Университет печати пока за это не взялся, но медиафакультет ВШЭ идею уже подхватил. Действительно, надо готовить уже следующее поколение кадров.

– Наверное, не стоит сбрасывать со счетов уже состоявшихся российских специалистов, по крайней мере, в сфере информационных технологий?

– Конечно, ведь мы единственные в Европе, кто создал свой поисковик. У нас 60 % рынка поиска держит «Яндекс», плюс еще 15 % – Mail.ru. Обе компании – российские.

Я уверен, что у нас возможен прорыв и в создании всех элементов электронного книгоиздания. Мозги есть, головы есть. Нужен менеджмент, соответствующий уровень управления. 

Беседовала Светлана Зорина
главный редактор «КИ»


© Опубликовано в журнале "Книжная индустрия", №9, ноябрь, 2013



Еще новости / Назад к новостям